Джеки Браун, самый недооцененный фильм Тарантино

Для большинства зрителей «Фильм Квентина Тарантино» — это в первую очередь жестокость. Изобретательная, одновременно карнавальная и натуралистичная, она сопровождала режиссера с самого первого (и сразу успешного) проекта и до сегодняшнего дня; самая спокойная сюжетная линия вдруг оказывается натянутой струной, и вот уже камеру раскрашивают кровавые потеки, хотя предыдущие полтора часа персонажи общались вполне мирно.


Более искушенный вспомнит знаменитые тарантиновские диалоги — неуместные и одновременно жизненные, перебивающие и перестраивающие темп фильма, дзенские.


Но один из фильмов Квентина ни под одно из этих определений не подходит. Это «Джеки Браун» — самая недооцененная работа Тарантино, известная скорее фанатам, чем широкой публике. В этом тексте будут перечислены пять больших отличий картины от других произведений Квентина; тем, кто режиссера любит, это поможет взглянуть на фильм с непривычной стороны, а тем, кто к его творчеству равнодушен — открыть для себя что-то новое.


jackiebrown4-1600x900-c-default.jpg


Тарантино сам пишет сценарии для всех своих фильмов. Кроме этого


На момент выхода «Джеки Браун» эту тенденцию еще нельзя было проследить: фильм стал третьим в карьере режиссера. После суперуспешных «Бешеных Псов» и «Криминального чтива», которые Квентин написал от первой до последней строчки и которые сделали его звездой, режиссер решил попробовать себя в экранизациях. «Ромовый пунш» — так назывался оригинальный роман — это не «Анна Каренина»; Элмор Леонард, написавший его, прославился детективной и криминальной литературой. Большие тиражи, мягкие обложки, незамысловатое повествование — такие книги пишутся, чтобы быть понятными и быстро прочитанными, мало какой режиссер решит потратить на их экранизацию кучу денег, которую можно было бы направить на создание фильма по более «высокой» литературе.


Но на то Квентин и визионер. Человек, мастерски примиривший фестивальное кино (которое больше про искусство) и большой экран, он решился на смелый эксперимент: снять большой и красивый фильм по в лучшем случае проходной книжке. Может, это был вызов его таланту, а может, Квентин просто искренне восхищается таким вот «низовым» жанром. В любом случае, гораздо более простыми, чем в прочих фильмах. диалогами мы обязаны именно первоисточнику.


Jackie-Brown-3-1250x704.jpg


Это единственный фильм Тарантино про любовь


Нет, конечно, так или иначе романтическая линия есть во многих его фильмах, но она больше про страсть (как в «чтиве») или какую-то безумную одержимость (как в «Убить Билла»). Да и «Джеки Браун» точно нельзя назвать мелодрамой.


Но все же центральный персонаж этого фильма — влюбившаяся женщина, и именно ее чувства двигают весь фильм, начиная со второй половины.


Может быть, этим объясняется гомеопатическое количество экранной жестокости. Более вероятно, что Квентин просто понимает любовь не так, как все остальные, и с этим текстом не согласился бы.


0_JXeYX22HvKkUhE-P.jpg


Это политкорректный фильм до эпохи политкорректности


Если бы «Джеки Браун» анонсировали завтра, вою в интернете не было бы конца. Что, теперь и Тарантино снимает герой про сильных (чёрных!) женщин? Пал последний оплот токсичной маскулинности на большом экране. Не обошлось бы без «остроумных» шуток про наличие в касте квоты для инвалидов. Ещё больше споры усилил бы оригинал произведения, где главная героиня — белая.


А разгадка проста — Тарантино тащился от Пэм Гриер, с которой познакомился еще на пробах к «Криминальному чтиву». Пэм в прошлом была звездой жанра «блэксплотейшн» — разновидности exploitation-кино, ориентированного на афроамериканскую аудиторию, с типичным набором клишированных сюжетов — гетто, сермяжная правда, плохие белые. К моменту начала съемок Пэм была увядающей розой — яркой и харизматичной женщиной, пик карьеры которой, казалось, позади. Идеальная кандидатура на роль Джеки.


А всех нас эта история может научить тому, что иногда в тёмной комнате нет никакой черной кошки.


jackie-brown2.jpg


Это медленное кино


Тарантино очень любит большой хронометраж. Все его фильмы либо длинные, либо очень длинные (вне конкуренции «Убить Билла», который даже раздвоился). Но обычно фильмам Квентина присущ характерный быстрый темп — даже если сюжет особо и не движется (как в «Однажды, в Голливуде» или «Омерзительной Восьмерке»), кино разбивается на ряд постоянно меняющихся сцен — фирменный диалог, новый ракурс, неожиданное изменение обстоятельств, интерлюдия, и все это с массой деталей. У Тарантино всегда что-то происходит в кадре.


А «Джеки Браун», позволяя себе привычные для автора два с половиной часа хрона — это кино очень медитативное, почти меланхоличное. Ну правда, весь сюжет фильма исчерпывающе описывается двумя небольшими абзацами. Как говорил сам режиссёр, «в этом фильме самое классное — не то, что происходит, а сама возможность позависать с этими чуваками».


И это лучшая инструкция для просмотра.


MV5BNDc5NDljMDctZWUzMC00ZTc0LWE4NjUtNGQ1ZDA5ZGQyYTkzXkEyXkFqcGdeQXVyOTc5MDI5NjE@._V1_.jpg


В фильме нет Квентина Тарантино


Ну, да, звучит странно, но так и есть. Этот гений любит тотальность: Квентин не только сам пишет и сам режиссирует, он еще и играет какую-нибудь роль в большинстве своих фильмов. Но здесь он только голос на автоответчике. Мелочь, но она лишний раз подчеркивает дистанцию от произведения, которую автор избрал как творческий приём.


Посмотреть Джеки Браун можно на нашем канале, в среду, в 20:00