Фарго. Второй сезон.

Второй сезон «Фарго» — это рассказ о том, как слепой, упрямый и глупый эгоизм может привести к десяткам смертей. Такая, иногда даже маниакальная зацикленность на себе показана в сериале главным пороком, несмотря на то, что Фарго и Луверне, где происходит основное действие сезона, соревнуются за звание Города грехов. Жадность, жестокость, равнодушие, предательство — все отходит на второй план по сравнению с тем, с какой небрежностью и легкомысленностью главная героиня Пегги Блумквист отмахивается от факта, что она сбила мужчину, будто от мухи, врезавшейся в лобовое стекло.



Пегги и ее муж Эд Блумквист убивают еще живую жертву, суетливо, но продуманно избавляются от тела и следов преступления и стараются жить так, будто ничего с ними и не произошло. Сами того не зная, они провоцируют целую мафиозную войну между представителями крупной криминальной корпорации из Канзаса и семьей Герхардов, владеющей половиной всех предприятий в Фарго. Противостояние огромной и хищной корпорации и семейного бизнеса — главный двигатель сюжета во втором сезоне. Между двумя сторонами конфликта намеренно подчеркивается огромный разрыв: например, все вопросы Герхарды решают за семейным столом, одновременно закусывая хлебом, испеченным в этом же доме, а посланники из организации сухо обговаривают все по телефону, не называя даже имен. В этой войне авторы сериала спрятали изнанку глобализации. Но повествование недаром раз за разом возвращается к незадачливой чете Блумквистов: они — смысловой стержень этой истории.



Пегги Блумквист, блестяще исполненная Кирстен Данст, живет в мечтах и иллюзиях о саморазвитии, о лучшей версии себя, о мифическом шаге, после которого все будет гармонично и правильно. Она цепляется за эту нарисованную ее воображением картинку так сильно, что даже какой-то неудачник, застрявший в лобовом стекле автомобиля, воспринимается как помеха, которую неприятно замечать, от которой нужно поскорее избавиться. А то эти трупы все портят. Ее муж Эд — хрестоматийный мещанин, пределы мечтаний которого не лежат дальше дверей мясной лавки, где он работает, и дома, где он живет. Выкупить лавку, завести детей, по выходным жарить барбекю — Эд тоже зациклен на своих простых целях, и они даже мельче, чем у его жены. Попытки пары совместить их дорогу к американской мечте и сокрытие преступления выглядят жалко и комично — как пальцы покойника, разлетевшиеся по магазину из-за мощного удара топором.



Погружаясь все глубже в болото лжи и чужих кровавых разборок, Пегги и Эд начинают думать, что вот сейчас они пробудились и взяли свою жизнь в руки. Зритель может обмануться похожей историей Лестера Найгаарда из первого сезона «Фарго», но на самом деле, в отличие от Лестера, Блумквисты никогда не менялись. На протяжении всего сезона они оба пребывают словно во сне, опасные приключения, с которыми еще пытается осознанно справляться Эд, для Пегги воспринимаются как сюжет кино. Она не перестанет строить воздушные замки до самого конца. Преступления Блумквисты совершают не со зла, они просто не воспринимают смерти вокруг близко к сердцу. Судить, что из этого хуже, сериал оставляет зрителям.



Помимо Пегги и Эда, среди участников основного конфликта нет главного отрицательного персонажа: на его роль претендуют почти все. И скользкий агент-«решатель проблем» Майк Миллиган, и властная Флойд Герхардт, и ее сыновья — никого не слушающий и упрямый Додд и прямой недальновидный Беар — и демоничный индеец Ханзи Дент. Происходящие с ними события практически целиком состоят из насилия и предательств, поэтому честный полицейский Лу Солверсон (отец Молли из первого сезона) кажется «лучом света в темном царстве». И его семья становится оазисом любви и обычных человеческих ценностей, где зритель может «отдохнуть» от закрученного и жесткого сюжета. Однако возможную приторность сцен с их участием разбавляет тот факт, что жена Лу больна раком, и из первого сезона известно, что Молли будет расти с отцом.



Создатели второго сезона, будто им было мало насыщенного сюжета, наполнили серии множеством отсылок к первому сезону, к культурным кодам и событиям конца 70-х годов, кадрами, передающими дух «дорожной» и провинциальной Америки, прибегали к экспериментам с формой. Так, одна из серий начинается и рассказывается не как художественный фильм, а как глава из книги.



Есть у второго сезона «Фарго» и побочный эффект: после его просмотра захочешь держаться подальше от книг и семинаров по саморазвитию. Не самый вредный побочный эффект.