Банды Нью-Йорка

«Взгляните на Нью-Йорк таким, каким вы его никогда не видели». Эти слова, звучащие как цитата из банального путеводителя, стали бы отличным слоганом для фильма Мартина Скорсезе «Банды Нью-Йорка». Режиссер действительно воссоздал совершенно другой Нью-Йорк, абсолютно непохожий не только на современный мегаполис, но и на город 20-х-—30-х годов, с которым большинство знакомы по гангстерским фильмам. И в этом диком, незнакомом Манхэттене разворачиваются и шекспировская драма, и трагические исторические события 1963 года, известные как «призывные бунты».


Банды Нью-Йорка


Площадь Пяти углов, на которой происходит большая часть сюжета, относится к современному району Чайна-таун, но на карте города ее уже давно нет, все старые постройки середины XIX столетия к настоящему моменты разрушены или полностью перестроены. Однако Нью-Йорк Скорсезе уже несет в себе атмосферу и дух города, которому суждено стать одним из крупнейшим в США, — мятежный дух свободы, возможностей, бешеного круговорота жизни, пестрого разнообразия национальностей. Маэстро нарисовал Вавилонскую башню во плоти, где различные «народы» и «племена», и «племена внутри народов» разговаривают на разных языках и вынуждены сосуществовать друг с другом, то и дело отстаивая свое «место под солнцем» в кровавых потасовках.


Площадь Пяти углов


При создании картины Мартин Скорсезе опирался на документальную книгу «Банды Нью-Йорка», откуда были взяты как персонажи (к примеру, Мясник Билл), так и некоторые исторические события и повороты сюжета. Но режиссер работал над сценарием больше 20 лет — более чем достаточно, чтобы картина обрела стиль своего автора, обросла деталями и мотивами, делающими историю до дрожи правдивой и живой. Изображая эпоху, которая у зрителя ассоциируется в основном с Викторианской Англией, создатели картины не забывают о таких мелочах, как гниловатые зубы и потертые пиджаки с торчащими нитками.


Леонардо ДиКаприо в Бандах Нью-Йорка


В «Бандах Нью-Йорка» удивительно органично сочетаются несочетаемые по идее вещи: бескомпромиссная и порой звериная жестокость и сильная, искренняя вера в Бога. Религиозная символика преследует нас на протяжении всего фильма — библии, падающие в воду, кресты, окропленные кровью, персонажи читают молитвы, где просят благословения на убийства, будто собираются в свой крестовый поход. Такой контраст можно объяснить и особым отношением самого Мартина Скорсезе к теме религии, и особенностью общества того времени.


Религиозная символика


Скорсезе, показывая те смутные времена, противоречия и беспорядки, не стесняется в визуальных высказываниях. Добровольцы, привлеченные в армию Севера тройным пайком, садятся на корабль, с которого отгружают гробы с погибшими солдатами. И эта сцена об ужасе Гражданской войны в США высказывается громче и сильнее, , чем некоторые батальные сцены военных фильмов. И битвы, разворачивающиеся на улицах Нью-Йорка, в том числе олицетворяют баталии на фронтах Гражданской войны.


Гражданская война


Весь этот праздник исторической достоверности и атмосферы не имел бы такой силы и художественной ценности без стройной канвы сюжета. В основе его — классический шекспировский конфликт: молодой герой Амстердам — Гамлет, вернувшись в родной город, вынашивает план мести убийце своего отца, Биллу Каттингу (Мяснику) — королю Клавдию. Известная история не выглядит избито: благодаря тому же антуражу и исключительным актерским работам.


Амстердам и Билл Каттинг (Мясник)


Даже в эпизодах здесь блистают яркие характерные артисты (Брендан Глисон, Лиам Нисон, Джон Кристофер Рейли и Джим Бробент), Леонардо ди Каприо, которому на момент съемок было 27, своей игрой показывает свой потенциал одного из лучших актеров современности, и Дэниел Дэй-Льюис будто не играет вовсе, а на время становится этим самым Мясником.


Дэниел Дэй-Льюис в роли Мясника


Актёры Банды Нью-Йорка


«Банды Нью-Йорка» насыщен кровью и убийствами, при этом это настоящий аттракцион для глаз и ушей. Пестрый, живописный реализм в кадре и интерпретированная маэстро Говардом Шором ирландская народная музыка на фоне. Иногда саундтрек картины напоминает сопровождение к Властелину колец, ведь у них один автор, но это нисколько ее не портит.


Мясник и флаг США


Кэмерон Диаз


Фильм Мартина Скорсезе — это честная, проникновенная и красивая песня о том, в каких муках и крови рождался современный Нью-Йорк, а, возможно, и вся Америка.